Я

Любимые выдержки из наших изданий ... Климов. Записки антикварного дилера. М., 2013.

Или особенности национальной математики ...

Как уже догадался читатель, дело было в пору моего книжного отрочества, и новыми книгами я тогда совсем не брезговал. Мы собрали пару десятков пристойных корешков, а Юрка еще вытащил из одного из шкафов две небольшие (чуть меньше аналоя) иконы в серебряных фольгушках.
– Что почем? – спросили мы.
Цены назначены были самые божеские, если не сказать «подарочные», и вообще, человек, несмотря на свою странную внешность, при общении производил впечатление совершенно вменяемое. Он, пока мы возились с книгами, с кем-то разговаривал по телефону, и разговор этот убедил меня, что имеем мы дело не с сумасшедшим, и с ножом на нас тут никто бросаться не будет. Мы кивали, соглашаясь на каждое его предложение, а я мысленно подсчитывал сумму, чтобы согласовать ее с имеющейся наличностью. Конечно, сегодня (почти тридцать лет прошло) я не помню ни одного точного числа, но для примера назову несколько цифр, не имеющих никакого отношения к реальной тогдашней ситуации, но точно показывающих ее механизм. За иконы было попрошено, например, сто двадцать пять рублей, за одну книгу два с полтиной, за другую десять, за третью – пять, за четвертую – пятнадцать, а за пятую семь пятьдесят. По моей прикидке получилось сто семьдесят пять рублей, что, с одной стороны, как раз хватало, потому что денег у нас собой было около двухсот, а с другой стороны, вполне имело смысл, потому что товара при правильной продаже было где-то на двести пятьдесят-триста.
– И сколько всего? – спросил я, чтобы проверить свою сумму.
«Странный человек» достал клочок бумаги и ручку и начал считать, записывая цифры в столбик. Вот что у него получилось:
2,5
10
5
7,5
125

Я с некоторым изумлением смотрел на эту бумажку, недоумевая, как же он теперь, при таком странном расположении будет эти цифры складывать? А складывал он уже, как учили во втором классе, то есть под чертой в самом правом разряде у него получилось 5 – очевидно результат сложения трех пятерок, а единица осталась в уме. Во второй справа колонке у него получилось 8, что я воспринял как результат сложения единицы из памяти, плюс еще одной единицы из цифры десять, плюс двух двоек (из 125 и 2,5), плюс голой пятерки и плюс семерки из 7,5. Наконец, последняя левая цифра была записана как двойка, видимо, появившаяся в результате сложения единицы от числа 125 и еще одной, которая осталась в памяти после сложения среднего ряда и записи восьмерки. Покажу все это еще раз на цифрах, чтобы была ясна механика вычисления:

2,5
10

7,5
125
285
В итоге, как это хорошо видно, перед «странным человеком» на бумаге красовалась цифра 285, что было значительно больше правильной, наших возможностей и коммерческого смысла тоже. Человек поднял глаза на верхний край бумажки и увидел запятую, которая отделяла половинку от двойки на самой первой строчке. Недолго думая, он отделил в сумме также одну цифру справа, и двести восемьдесят пять мгновенно превратились в двадцать восемь пятьдесят.
«Странный человек» почесал затылок и задумчиво посмотрел на нас:
– Маловато получилось, – сказал он, – мне минимум тридцатка нужна.
Набавьте на бедность до тридцати.
Мы набавили.
А когда выбрались на улицу и побыстрее смылись от известного дома, в котором могли оказаться под каким-нибудь наблюдением из-за важных жильцов, тупо уставились друг на друга.
– Пьяный? – предположил Юрка.
– Не пахло, – сказал я, – может, обкурившийся?
– Наверное, – согласился мой приятель.
Но точно ни он, ни я до сих пор не знаем

==========================================
Текст из книги М.М. Климова "Записки антикварного дилера": http://publish.collectors.ru/index.php?key=izdaniya&izdanie=16